О черном вторнике и не только

o-chernom-vtornike-i-ne-tolko

Цитата: Народ спрашивает: «А какое отношение к реальной экономике имеют спекуляции на фондовом рынке? От этого газ перестанет качаться? Или уголь добываться? Плевать на финансовый капитализм, когда есть сырьевой и промышленный!».

Это верно, именно пока. Пока газ качается и уголь добывается. Но следует не только плевать, но и помнить, что ныне это работа в долг – подобная работе полукрепостного испольщика или поденщика. Внешние долги российских корпораций приближаются к 500 миллиардов долларов. Долг Газпрома около 60 млрд, долг Роснефти – около 20 млрд. До конца года всем должникам нужно выплатить порядка 50 миллиардов. А взять их неоткуда кроме как перекредитоваться, то есть занять, чтобы расплатиться по старым долгам. Кредит и процент по нему зависит от капитализации, которая стремительно падает. Да и кто сможет сейчас дать в долг, кроме откровенных бандитов?

Кто сказал, что у нас все дорожает? Наоборот, в России есть рынок, цены на котором снизились, начиная с середины мая, наполовину. Этот рынок – фондовый. Причем день самого крупного снижения цен, 16 сентября, злопыхатели уже окрестили «черным вторником». Ничего подобного не наблюдалось со времен дефолта-98. Так что, это новый дефолт или еще не он? Пока что нет, ибо запас прочности у современной экономики выше, чем 10 лет назад. Впрочем, изложим по порядку.

В понедельник 15 сентября Д. Медведев встретился с представителями предпринимательского сообщества. Как давно и по чьей инициативе была запланирована эта встреча, неизвестно. Но симптоматично, что это была первая встреча президента с общественностью после «пятидневной войны». Выбор собеседников в общем понятен – патриотическое единство общества после войны крепко, как никогда. Проблемы возникли лишь в российской экономике и, соответственно, озвучивать их было предоставлено буржуазии. С чем же пришли к президенту «олигархи», средние и мелкие бизнесмены?

С тем, что последствия войны наложились на экономический фон, и без того неблагоприятный. По состоянию на предшествующей встрече торговый день, 12 сентября, положение было следующее.

Два основных российских фондовых индекса – ММВБ (торговля за рубли) и РТС (торговля за доллары) – понизились по сравнению с майскими максимумами соответственно на 42 и 46 процентов. При этом падение ускорилось после 8 августа.

Цена нефти после июльского пика упала в полтора раза – в район около 97 долларов. Соответственно, доллар подорожал с 8 августа на 2 рубля (на 8%). Это автоматически повлечет за собой в ближайший месяц удорожание импортных товаров на те же 8%. В среднесрочной перспективе ослабление рубля означает укрепление конкурентоспособности российских аналогов и рост производств, работающих на замещение импорта. Но до этого еще надо дожить.

В ближайшей же перспективе усилится лишь инфляция. Она начала перекрывать рост доходов. Реальные денежные доходы населения уменьшились по сравнению с первым полугодием 2007 года в семи регионах, включая Москву. По сообщению Росстата розничные цены в первой неделе сентября возросли по сравнению с 1 января на 9,8%. В прошлом году инфляция за аналогичный период составляла 6,8%. Каким образом правительство и Центробанк РФ намереваются удержать к концу года уровень инфляции в пределах заявленных 11,8%, никому не известно.

Впрочем, одно средство хорошо известно – это усиленная скупка долларов Центробанком, что он и делает. Если бы он этого не делал, то доллар уже сегодня задрался бы не до 25,5, а до 30 рублей. Но поддержка курса рубля требует расходования крупных средств. Аварийные покупки долларов Центробанком по предлагаемому биржей курсу привели к тому, что непрерывно возраставшие до сих пор золотовалютные резервы России снизились за четыре недели (8 августа – 5 сентября) с 597,5 до 573,6 млрд долларов. Снижение ЗВР на 24 миллиарда за 20 торговых дней – это сопоставимо с суточными тратами российского Центробанка в августе 1998 года, накануне дефолта.

Медведев и Путин уже несколько раз подчеркивали, что внутренние затруднения импортируются к нам с Запада. Однако главные зарубежные фондовые индексы снизились за аналогичный период не наполовину, а на 15%. Иначе говоря, симптомы кризиса нарастают в России в три-четыре раза быстрее, чем в остальном мире.

«Патриотическое» тому объяснение: переживая кризис, Запад перекладывает его основное бремя на Россию.
Но Медведев обнадежил бизнесменов: «У нас очень серьезный внутренний экономический потенциал и не менее серьезен запас внутренней прочности. И несмотря на те глобальные экономические проблемы, которые есть сегодня, тем не менее ситуация в нашей экономике в целом абсолютно стабильна – в ней нет ни кризисных, ни предкризисных ситуаций». В общем, президент повторил свое мнение двухмесячной давности, высказанное в беседе с главой «Сбербанка» Г. Грефом: «Вообще мы все много занимаемся фондовым рынком. Он сегодня один из самых привлекательных в мире. Я считаю, что перспектива развития нашего фондового рынка чрезвычайно благоприятна».

Как бы в подтверждение этих слов индекс ММВБ понизился в тот же день на 6,2%, а индекс РТС – на 4,8%. А к середине вторника индексы обрушились еще на 17,5 и 11,5 процента. Общее же их падение по сравнению с майским максимумом составило 55% – на ММВБ и 54,5% – на РТС.

Народ спрашивает: «А какое отношение к реальной экономике имеют спекуляции на фондовом рынке? От этого газ перестанет качаться? Или уголь добываться? Плевать на финансовый капитализм, когда есть сырьевой и промышленный!».

Это верно, именно пока. Пока газ качается и уголь добывается. Но следует не только плевать, но и помнить, что ныне это работа в долг – подобная работе полукрепостного испольщика или поденщика. Внешние долги российских корпораций приближаются к 500 миллиардов долларов. Долг Газпрома около 60 млрд, долг Роснефти – около 20 млрд. До конца года всем должникам нужно выплатить порядка 50 миллиардов. А взять их неоткуда кроме как перекредитоваться, то есть занять, чтобы расплатиться по старым долгам. Кредит и процент по нему зависит от капитализации, которая стремительно падает. Да и кто сможет сейчас дать в долг, кроме откровенных бандитов? В прошедшие выходные обнаружилось, что два крупнейших американских банка, занимавшихся подобными грабительскими делами, – «Lehman Brothers» и «Merrill Lynch», – сами обанкротились. Так что, если не разрулить ситуацию в ближайшее время, то качать и добывать будет просто некому и не на что. В условиях вечной мерзлоты это чревато…

В этой катастрофической ситуации ряд российских компаний объявили о намерении выкупить свои акции со свободного рынка, дабы приостановить вертикальное падение. Но свобода на то и свобода, чтобы не обращать внимания на намерения. Пикирующий рынок подчиняется своим собственным паническим законам.
Сегодня как продавцы, так и покупатели испытывают дефицит свободных денежных средств (это называется кризис ликвидности). Еще совсем недавно рынок буквально купался в дешевых деньгах, а теперь вдруг стало остро не хватать.

А ведь они нужны отнюдь не только для биржевых операций, но и для выплаты долгов и исполнения массы других обязательств. Основная причина тому вполне ясна – капиталы (зарубежные и оффшорные отечественные) бегут из страны. В результате одни биржевые игроки за неимением ликвидности пытаются обратить акции в деньги, а другие по той же причине не торопятся их покупать. Отсюда и лавинообразное падение цен. Это уже призрак грядущих корпоративных дефолтов и банкротств.

Понятно, что там, где цены растут, беднеет покупатель, а там, где цены снижаются, беднеет продавец. На фондовом и потребительском рынках разные продавцы и покупатели. Но не нужно думать, что эти множества совсем не пересекаются. Наряду с олигархами, владеющими большинством акций, есть масса мелких держателей. Так в последние год-два три предприятия с крупным государственным участием провели популистскую кампанию по так называемому народному IPO (первичному размещению акций). Гражданам, особенно бюджетникам и пенсионерам, буквально навязывали покупку акций Сбербанка, банка ВТБ и Роснефти чуть ли не в административном порядке.

Бабушкам, пришедшим в сберкассу за пенсией, говорили: не возьмете ли пенсию акциями? Людям внушали, что, раз эти предприятия государственные, не какие-то там МММ, то их деньги попадут в хорошие руки, и гарантия скорых прибылей полная. Теперь же почтение ко всему «государственному» разорило массу мелких одураченных «инвесторов». За время «тандемократии» Медведева–Путина акции Роснефти упали на 54%, Сбербанка – на 61%, ВТБ – на 69%.

Кроме того, деньги мелких инвесторов обращаются на фондовых биржах в составе паевых инвестиционных фондов (ПИФов). При этом в первой половине года ПИФы, нацеленные на металлургическую отрасль, были самыми доходными – они занимали первые пять мест среди всех фондов, принеся своим пайщикам за полгода от 10% до 25% чистой прибыли. А потом в конце июля пришел на одно совещание премьер-министр и пообещал «прислать доктора» в горнометаллургическую компанию «Мечел» для «зачистки проблем». И что же? За четыре торговых дня акции «Мечела» подешевели ровно вдвое не только в Москве, но и в Нью-Йорке. А в целом же фондовый индекс «ММВБ Металлургия» упал за время премьерства Путина на 58%.

Похоже, правительство поняло, что перегнуло палку и решило прийти бизнесу на помощь путем размещения временно свободных средства федерального бюджета и Центробанка на депозитах коммерческих банков на сроки от недели до месяца. Предполагается, что банки непосредственно или через своих заемщиков выйдут на фондовый рынок, поиграют на биржах, получат прибыль и вернут деньги государству с процентами из расчета 8% годовых. Во вторник Путин озвучил сумму размещаемых средств – 825 миллиардов рублей, и, скорее всего, она еще будет увеличена. Это позволяет приблизительно оценить величину капиталов, «убежавших» с российского рынка в последние дни, – приблизительно 33 миллиарда долларов.

Выправят ли правительственные мероприятия ситуацию, об этом мы узнаем в ближайшие дни. Но поражает оперативность реакции. Вот так бы и с ростом цен на еду!

Повторим, падение биржевых котировок неминуемо обернется еще большим ускорением инфляции. Текущая статистика иллюстрирует это самым наглядным образом. Вот данные о росте цен в августе по отношению к тому же месяцу предыдущего года.

На таком уровне, как в нынешнем августе, последний раз инфляция была в январе 2000 года. Восемь лет пролетело, и она снова – как в начале путинского президентства. При этом ясно видно, что всплеск инфляции неравномерен и бьет избирательно по разным слоям населения. Быстрее всего растут цены для самых бедных, для тех, кто вынужден ограничивать свое потребление минимальным потребительским набором, или, проще говоря, жить впроголодь.

Но картина останется неполной, если не будет оценена инфляция для самых богатых. Росстат не дает на этот счет практически никаких сведений. Однако возможностей оценить этот показатель все же не мало. Например, международное агентство Mercer Human Resource Consulting уже многие годы проводит исследования стоимости жизни в крупнейших и богатейших городах мира для иностранцев. В расчет принимаются только та недвижимость, товары и услуги, которые отвечают «международным стандартам». То есть тем стандартам, на которые ориентируется и российский «вышесредний» класс. Москва уже третий год подряд лидирует в списке самых дорогих городов мира в сегменте «элитного» жилья, товаров и услуг. Инфляция для самых богатых в Москве составила 8,8%, а в Петербурге – 2,8%. В среднем для обеих столиц – 5,8%. Таким образом, цены для самых богатых растут в четыре раз медленнее, чем цены для самых бедных.

Возможно, именно этими соображениями президент руководствовался в своих оптимистичных оценках и прогнозах состоянием российской экономики. Ведь как-то он уже рассказывал о своих «небогатых» знакомых, защищающих свои скромные сбережения от инфляции путем покупки квартир…

Думается, что очень меткую оценку всему происходящему и уровню компетенции высших руководящих лиц дал в Интернете один пользователь «живого журнала» (rusanalit.livejournal.com), написавший в своем блоге: «Медведев показывает фундаментальное непонимание того, как действует фондовый рынок, заявляя, что у нас все в экономике нормально, а значит и фондовый рынок скоро восстановится. Рынок покупает и продает не текущее состояние вещей, а будущее. Современный инвестор, покупая, рассчитывает на будущий рост. Так что рынок продает не нормальное сегодня и не хорошее вчера российской экономики, а ее печальное завтра».

Александр Фролов

Комментарии запрещены.