Юань готов стать основной мировой валютой

yuan-gotov-stat-osnovnoj-mirovoj-valyutoj

Китайский юань продолжает свое стремительное движение на пути превращения в глобальную валюту. Он уже широко используется при проведении международных торговых и финансовых операций. Такую информацию передает британское экономическое издание Financial Times.

Китай обратился в Международный валютный фонд (МВФ) для утверждения юаня в качестве официальной резервной валюты, включив его в эксклюзивную группу в качестве единицы счета платежного средства в системе Специального Права Заимствования (СПЗ). Эта группа включает в себя основные валюты мира, такие как доллар, евро, иена и фунт стерлинг.

Рост юаня подкреплен несколькими факторами. Его траектория тесно взаимосвязана с банковскими и другими реформами, которые делают экономику Китая более рыночной. Они (реформы — прим. ред.) необходимы для создания более сбалансированного и менее рискованного пути развития, который будет менее зависимым от инвестиций, создаст больше рабочих мест и замедлит ухудшение состояния окружающей среды.

Экономические реформаторы в Китае выстроили общественную поддержку идеи, за основу которой взято то, что многие предприятия должны сконцентрировать свои мощности на процессах внутри страны, чтобы оказать необходимую поддержу национальной валюте в становлении одной из важнейших международных валют. Для того чтобы это произошло, стране необходимо предпринять ряд внутренних реформ. В первую очередь Китай нуждается в улучшенной и хорошо отрегулированной банковской системе, широком спектре финансовых рынков, включая основные валютные деривативы. Также Пекину необходимо упростить ограничения на приток капитала в экономику страны и более гибкий обменный курс, сообщает Financial Times.

Эти реформы позволят более эффективно распределять внутренние сбережения секторов, которые могут генерировать более высокую занятость и рост производительности труда. Улучшенная финансовая система должна оказать поддержу владельцам малого и среднего бизнеса, особенно тем предпринимателям, кто задействован в секторе предоставления услуг. Новая финансовая система сулит им более доступные условия по кредитам. Кроме того, она предусматривает более свободный отток капитала, что даст домохозяйствам возможность диверсифицировать свои сбережения.

Однако против внедрения новой финансовой системы в Китае выступает ожесточенная политическая оппозиция, которая высказывают определенные сомнения в успешности и выгоде запланированных реформ. Чтобы преодолеть сопротивление, правительство взяло курс на создания из юаня мировой валюты, которая в случае успеха запланированных действий обеспечит правительство одобрением народа на проведения реформ.

В качестве конкретного примера Financial Times приводит пример Народного банка Китая, который обязался повысить процентную ставку по банковским депозитам в этом году. Это увеличит конкуренцию между банками за депозиты, позволяющий хозяйственным предприятиям получать более высокий процент со своих сбережений. Большие кредиторы отказались от участия, опасаясь конкуренции с более маленькими финансовыми учреждениями. Центральный банк выступил против какого решения, отметив, что КНР должна полностью соответствовать рыночным процентным ставкам, чтобы юань стал резервной валютой.

Экономисты в Китае признают, что усиление роли юаня на мировом рынке является конечной целью. Задача контроля валютных ценностей станет сложнее, но его официальное признание в качестве резервной валюты будет важной проверкой для реформ.

Со своей стороны, правительство США и других развитых стран должно приветствовать рост юаня. Более открытые счета движения капитала делает его недоступным для центрального банка в управлении или манипулировании ценностями своей валюты. В ответ американским опасениям, вызванные тем, что китайские экспортеры имеют несправедливое преимущество, которое им предоставляет более дешевая национальная валюта, экономисты утверждают, что усиление спроса на валюту будет означать более высокий обменный курс, что делает импортируемые товары дешевле для китайских потребителей и откроют границы для иностранных экспортеров.
Открытие Китая для финансовых рынков может создать новые возможности для иностранных компаний, начиная от банков и заканчивая страховщиками. С более гибким обменным курсом, Китай перестанет накапливать большие валютные резервы, снижая свой вклад в глобальные дисбалансы по счетам текущих операций.

Одобрение МВФ — это хороший знак, но, в конечном счете, именно рыночные силы будут принимать решение об утверждении юаня в качестве резервной валюты. Если иностранные инвесторы, включая центральные банки, увидят юань в качестве валюты на сумму холдинга, они поддержат его. Действительно, многие страны уже имеют небольшие суммы в этом выражении в своих валютных портфелях.

Шансов на то, что юань станет доминирующей валютой в мировой экономике очень мало. Основные политические и правовые реформы, необходимые для укрепления доверия среди иностранных инвесторов, которые не хранят свои средства на банковских счетах, не обеспечит Пекину должной поддержи, потому что позиция доллара на данном временном отрезке является безопасной.

Официальное подтверждение роста юаня также имеет значение для международного кредитора — МВФ. Это позволит избежать очередного удар по легитимности учреждения, которые является довольно нестабильным, учитывая пробуксовывание реформ, для предоставления странам с развивающимися экономиками их законных прав. Для Китая и других стран отрицательное решение по статусу резервной валюты может увеличить опасения того, что МВФ по-прежнему остается учреждением, которое принимает свои решения с учетом интересов стран с развитой экономикой. Положительное решение заставит Пекин поддержать фонд во главе международной финансовой системы.

Рост юаня может послужить той недостающей конструктивной силой, необходимой для перемен, как в Китае, так и в международной валютной системе.

Комментарии запрещены.