Что общего между устройством на работу и ролью Родины в мире

chto-obshhego-mezhdu-ustrojstvom-na-rabotu-i-rolyu-rodiny-v-mire

Удивительно все-таки, какому огромному количеству граждан не хочется, чтобы Россия была просто нормальной страной. Одним подавай стратегические бомбардировщики, бороздящие если не просторы Вселенной, то хотя бы близкие пределы восточного побережья США. Другие, напротив, ждут покаяния россиян перед всем миром, а в особенности перед прибалтийскими республиками. Третьи уверены, что Россия в состоянии удивить человечество, истратив мегаденьги на нанотехнологии.

Выдавать желаемое за действительное несложно. Мечты о роли, которую могла бы в принципе играть наша страна на мировой арене, чем-то похожи на попытки рекрута объяснить потенциальному работодателю, какую бы он, рекрут, хотел получать зарплату. «На какую компенсацию вы рассчитываете?» — по ходу собеседования обязательно спросит вас вероятный будущий начальник. Ну как же, ответите вы, мне нужно как минимум обеспечить привычный по прежним годам уровень жизни, а это стоит столько-то с учетом расходов на транспорт, дачный участок, еженедельный боулинг и прочее образование детей. Еще минувшим летом ваш собеседник, скорее всего, согласился бы — жалко ему, что ли? Не то сейчас. Право на боулинг из-за кризиса перестало быть автоматически гарантированным. Да и вообще не очень честно придумывать работодателю расходы, не учитывая его интересов. Нужно изобретать, значит, иные методы оценки стоимости собственной персоны с точки зрения труда.

Вторая методика наверняка понравится работодателю больше: вы просите платить вам столько же, сколько за аналогичные услуги платят конкуренты компании, куда вы нанимаетесь. Но и это не идеал, поскольку работодатель ваш хотел бы работать эффективнее конкурентов и потому заинтересован платить вам несколько меньше, чем другая фирма. Что остается? Да только вечная формула Сэмюэла Батлера: the value of a thing is just as much as it will bring. Любая вещь стоит столько, сколько может принести. Не самая приятная методика для аналитиков, риск- и просто менеджеров, из-за которых просели в последнее время некоторые банки и компании. Однако естественная. Принес конторе 100 руб. прибыли — получи из них, допустим, пять. Принес убыток — частично компенсируй или просто иди вон.

Примерно таково же отношение мира-работодателя к любой отдельно взятой стране-производителю. Пока наш главный страновой товар был человечеству невероятно нужен, оно платило нам по $120 за баррель, на наше бряцание оружием не роптало, а в нашу экономику всячески инвестировало. Эти успехи мы гордо записывали себе в актив. Сейчас, однако, амбиции придется поумерить минимум раза в два — поскольку за баррель российской нефти дают уже порядка $60. Данное обстоятельство требует существенного пересмотра прежних планов по завоеванию лидерских позиций в мировой экономике и более скромных надежд на привлечение денег зарубежных инвесторов. Нельзя сказать в то же время, что инвестиционный климат страны стал сейчас совсем уж пасмурным, — возможности для выгодного вложения капиталов имеются. Им посвящен нынешний спецвыпуск , который так и называется: «Переоценка России».

Александр Малютин

Комментарии запрещены.