Атомный витязь на энергетическом распутье

ccb1db2a34a7258c027877787e17329b

Итоги года в атомной отрасли

Мир, разделившийся на «за» и «против» атомной энергетики после аварии 2011 года на японской АЭС «Фукусима», когда ряд стран начал отказываться от ядерных программ, вернулся в уходящем году к обсуждению атома как доступного, безопасного и «зеленого» источника энергии.

Внезапно именно умозрительный еще недавно вопрос – считать ли атомную энергию «зеленой» – стал ключевым для перспектив огромной отрасли. В полярных сценариях она может как занять уникальные и непоколебимые позиции в обновленной структуре мировой энергетики, так и пережить удар похлеще фукусимского (что, конечно, не исключает и «среднего» пути без каких-либо крайностей).

Год был весьма благосклонен к рынку урана, вернув ему интерес инвесторов на фоне мирового энергетического кризиса. В сентябре цены начали расти, достигнув 9-летнего максимума в $50,8 за фунт закиси-окиси урана (ЗОУ, промежуточный продукт переработки природного урана).

«Росатом» в уходящем году сдал в промышленную эксплуатацию шестой блок Ленинградской АЭС, приступил к строительству нескольких зарубежных объектов, занимался линейкой новых направлений, куда входят проекты в ветроэнергетике, композитные материалы, промышленные отходы, цифровые продукты, водород, транспорт, атомные станции малой мощности (АСММ) и т.д. Не обошлось без скандалов, когда весной власти Чехии объявили о решении исключить «Росатом» из тендера на расширение своей АЭС.

Попали под раздачу

Одним из громких инцидентов уходящего года стал политический скандал между Чехией и Россией, где «под раздачу» попал «Росатом», лишившийся возможности участвовать в тендере на строительство двух новых блоков АЭС «Дукованы».

В мире

09 мая 2021Чехия хочет потребовать от РФ более $47 млн за взрывы во ВрбетицеЧитать подробнее

Еще в 2016 году в ожидании объявления тендера «Росатом» передал Минпромторгу Чехии и чешской компании CEZ пакет документов о потенциальном участии в проекте. Объявление тендера ожидалось в 2017 году, затем в 2019 году. В итоге заявку на расширение АЭС «Дукованы» CEZ направила регулятору только в марте 2020 года, а одобрение на это властей было получено спустя год. По сути, тендер пока так и не объявлен.

В минувшем апреле в Праге заявили о решении выслать 18 российских дипломатов. По версии чешской стороны, речь шла о сотрудниках разведки, работающих под дипломатическим прикрытием. Чешские власти пошли на такой шаг, так как, по их версии, российские спецслужбы были причастны ко взрыву склада боеприпасов в Чехии в 2014 году.

На этом фоне власти Чехии отыгрались на «Росатоме», решение было одобрено депутатами и затем законодательно закреплено чешским президентом.

Госкорпорация ожидаемо была опечалена сложившейся ситуацией. «Исключение «Росатома» из тендера на расширение АЭС «Дукованы» в Чехии является нерыночным, политически ангажированным решением, которое не способствует развитию взаимовыгодного сотрудничества в атомной отрасли между нашими странами», — комментировала она ситуацию.

«Мы сожалеем о таком решении чешских властей, ведь российский и чешский атомно-промышленные комплексы имели серьезные перспективы развития взаимовыгодного партнерства не только в Чехии, но и в рамках совместной работы в третьих странах», — сообщал «Росатом».

У Чехии уже есть опыт «неудачного» тендера. В 2009 году CEZ объявляла тендер на строительство двух новых блоков на АЭС «Темелин» – и тогда в нем участвовали «Атомстройэкспорт» в рамках российско-чешского консорциума «МИР.1200» и американский Westinghouse. Весной 2014 года все тендерные процедуры внезапно были отменены. CEZ сообщала, что это связано с изменением рыночных условий, в результате чего инвестиции в такие проекты «находятся под угрозой».

Однако, несмотря на различные политические ситуации и продолжающуюся пандемию, «Росатом» не остановил ни одну из своих зарубежных строек.

Именно в уходящем году госкорпорация начала строительство третьего блока АЭС «Аккую» в Турции; сразу четырех энергоблоков в Китае на площадках Тяньваньской АЭС и АЭС «Сюйдапу»; пятого и шестого блоков АЭС «Куданкулам» в Индии, осуществила заливку первого бетона в реакторном комплексе ядерного центра в Боливии и приступила к физпуску второго блока Белорусской АЭС.

«Успешно продвигаемся в зарубежных проектах. В этом году приступили к строительству сразу восьми новых блоков в Индии, в Китае и Турции», — заявил в итоговом предновогоднем видеообращении глава «Росатома» Алексей Лихачев.

В уходящем году «Росатом» зафиксировал первые соглашения в мирном атоме с Коста-Рикой, Зимбабве, Никарагуа и получил приглашение Вьетнама участвовать в тендере на строительство ядерного центра.

Зарубежная выручка «Росатома» за последние 10 лет выросла вдвое. «Рассчитываем, что в этом году она составит не менее $8,4 млрд. Это рекордный показатель», — подчеркнул Лихачев, подводя итоги года.

В 2022 году «Росатом» ожидает получение строительных лицензий для АЭС «Эль-Дабаа» в Египте, венгерской АЭС «Пакш-2» и финской АЭС «Ханхикиви-1». Также должно начаться строительство 4-го блока АЭС «Аккую», лицензию для которого «Росатом» получил в октябре.

Не атомом единым

В уходящем году корпорация серьезно занялась литием. Весной структура топливной компании «Росатома» приобрела 49% в южнокорейском производителе литий-ионных батарей Enertech International Inc, а в конце года другая структура госкорпорации — Uranium One Holding N.V — сообщила о планах купить 15% в литиевом руднике в Аргентине за $30 млн.

«Мы очень активно занимаемся редкими и редкоземельными металлами, в данном случае выделили литиевое направление, потому что оно дает толчок направлению, связанному с накопителями энергии. Один из топовых запросов и российского, и глобального рынка — все, что связано как с большими промышленными, так и с бытовыми накопителями энергии. В данном случае литиево-ионное направление наиболее перспективное. Мы собираемся замкнуть на себя всю цепочку от добычи лития до заготовки и реализации продукции», — сообщал Лихачев на одном из форумов. По его мнению, у России есть реальный шанс войти в пятерку мировых производителей лития.

В России

Атомный витязь на энергетическом распутье

08 июня 2021″Росатом» подготовил план развития атомных технологий на 506 млрд рублейЧитать подробнее

Продолжал «Росатом» развивать направление АСММ, которые предназначены для удалённых районов с неразвитой сетевой инфраструктурой, где нецелесообразно сооружение более мощных АЭС. На сегодняшний день в России уже есть опыт эксплуатации реакторов малой мощности — в мае 2020 года была сдана в эксплуатацию единственная в мире плавучая атомная теплоэлектростанция ПАТЭС «Академик Ломоносов».

В этом же году «Росатом» договорился с группой KAZ Minerals о строительстве четырех модернизированных плавучих энергоблоков для энергоснабжения Баимского ГОКа, а в 2024 году планирует начать строительство пилотной АСММ в Якутии для освоения месторождения золота Кючус.

«Была гипотеза, что малыми станциями будут увлечены страны с не очень развитой экономикой и без сетевой инфраструктуры — ничего подобного. Поляки демонстрируют большой интерес. Понятно, что они политически ориентированы на другого поставщика, но всерьез занимаются проработкой и созданием атомной станции малой мощности в Польше. Возвратилась к этой теме Финляндия. Как известно, Финляндия наоборот — более благоволит нашим технологиям, и мы, собственно, создаем — и уже создавали в советские времена и сейчас создаем там новый блок (АЭС «Ханхикиви-1″ — ИФ). Большой интерес к станциям малой мощности у наших индийских партнеров, и для них это интересно с точки зрения островной структуры. Страны Юго-Восточной Азии, страны Латинской Америки — все они находятся сейчас с нами в коммерческих переговорах по возможному размещению соответствующих станций», — рассказывал Лихачев журналистам.

«Согласно нашей стратегии-2030, выручка «Росатома» по гражданским проектам к этому году будет порядка 4 трлн руб., из которых около 50% придется на зарубежную выручку и примерно 40% будут новые продукты», — сообщил «Интерфаксу» первый замглавы госкорпорации Кирилл Комаров.

Атом зеленеет, солнышко блестит

В уходящем году многие страны начали возвращаться к обсуждению перспектив атомной генерации в качестве «зеленого» источника энергии. Министры энергетики и экономики десяти стран-членов Евросоюза в совместной статье в нескольких европейских газетах заявили, что атомная энергетика должна быть включена в рамки европейской таксономии.

В России правительство уже приняло такое решение — в сентябре была подписана таксономия «зеленых» проектов, и в этот список включена атомная энергетика.

«Мы видим проблемы с ценами на электроэнергию в Европе, и поддерживаем мнение Франции, Венгрии, Польши и других стран, что атомная энергия — это ответ на эффективный энергопереход. Надеемся, что Брюссель скоро примет решение о включении атомной энергетики в европейскую таксономию», — говорил Лихачев, выступая на климатической конференции COP26 в Глазго.

«Китай утвердил свою «зеленую» таксономию, там атомная энергетика «зеленая». Индия сказала, что она будет строить, расширять свои мощности и ни на кого обращать внимания не собирается, Англия, которая теперь не член Евросоюза, сказала то же самое. США в полукосвенной форме приняли свой «зеленый» пакет и там атом внутри него сидит, Россия — утвердила «зеленую» таксономию», — пояснил «Интерфаксу» источник в «Росатоме».

По словам собеседника агентства, Европа сильно расколота по этому вопросу. «Еврокомиссия обещала выпустить свою таксономию к 22 декабря, но видимо что-то опять пошло не так. Вместе с тем, на сегодняшний день они дали понять, что у них будет и атомная энергетика, и газ в качестве «зеленых» источников. Однако, я думаю, что они это обвесят какими-то условиями. Мой личный прогноз, что они не признают их безоговорочно «зелеными», но как минимум разблокируют эту историю», — отметил он.

На сегодняшний день атомная энергетика составляет порядка 20% в российском энергобалансе, поставлена задача к 2040 году выйти на уровень порядка 25%.

В России «Росатом» рассчитывает построить 10 блоков АЭС к 2035 году.

Уран похорошел

Уходящий год вернул интерес инвесторов к рынку урана, который последние несколько лет фиксировал минимумы с периодическими рывками в попытках восстановления цен.

По словам исполнительного вице-президента отраслевой консалтинговой компании UxC Анны Брындзы, 2021 год стал во многих отношениях переломным для урана.

«Год можно охарактеризовать «вторичным спросом», как мы в UxC это называем. То есть спросом на уран со стороны предприятий, не относящихся к энергетическим, таких как финансовые компании и небольшие производители, у которых в настоящее время нет уранодобывающих активов. Этот спрос является результатом покупки урана в качестве инвестиции», — рассказала она «Интерфаксу».

2021 год ознаменовался созданием фонда Sprott Physical Uranium Trust (SPUT), заработавшего во второй половине июля. SPUT был создан в результате реорганизации Uranium Participation Corporation — крупнейшего мирового уранового фонда — и превратился в крупного игрока на урановом рынке. На момент запуска фонда его активы составляли чуть более 19 млн фунтов ЗОУ, а по состоянию на середину декабря они увеличились более чем в два раза и составили чуть более 41 млн фунтов.

«Это впечатляющая закупка, которая предупреждает участников уранового рынка о том, что рынок не должен недооценивать способность инвесторов привлекать деньги для покупки физического урана», — говорит Брындза, отмечая также возросшую активность еще двух инвестфондов — британского Yellow Cake и канадского Uranium Royalty Corp, а также создание нового фонда в Казахстане, в котором НАК «Казатомпром» является первоначальным инвестором. Завершает список новых финансовых игроков закулисный выход некоторых хедж-фондов на рынок физического урана.

«Вся эта активность привела к значительным изменениям на урановом рынке. Что касается объема, то в 2021 году, согласно данным UxC, он приблизился к 100 млн фунтов ЗОУ, это установило новый рекорд годового спотового объема. Неудивительно, что в 2021 году наблюдался стремительный рост цен на уран. Спотовая цена ЗОУ в начале года находилась на уровне примерно $30, а к концу года выросла на впечатляющие 50% до $45. Поскольку ликвидность рынка была на более высоком уровне, чем когда-либо, UxC ввела новые ежедневные цены на ЗОУ для поставок на три основных конвертера», — поясняет Брындза.

Она ожидает, что те же тенденции, которые сформировали рынок в 2021 году, будут определять его и в следующем. Важная роль вторичного спроса вносит повышенную неопределенность в будущее направление рынка, поскольку оно зависит от многих факторов, помимо фундаментальных показателей спроса и предложения на рынке урана. Вместо этого участники уранового рынка теперь должны обращать внимание на множество других факторов, особенно на настроения финансового рынка в целом. Кроме того, нельзя забывать о продолжающейся глобальной пандемии COVID-19 и сохраняющемся риске пандемии, влияющей на производство урана.

«Наконец, важно рассматривать рынок урана в более широком контексте развития мировой энергетики. Прошедший год стал годом повышенного внимания к проблеме изменения климата, а конференция COP26 привлекла к ней особое внимание. Поскольку многие регионы мира страдают от энергетического кризиса, все больше стран пересматривают атомную энергетику в качестве жизнеспособного варианта безуглеродной генерации», — отмечает Брындза.

Похожего мнения придерживается российский экспортер ядерных материалов «Техснабэкспорт». Завершающийся год определенно привнёс позитив в ситуацию на рынке природного урана. По его итогам спотовая и долгосрочная котировки вырастут на 20% и 6% соответственно по сравнению с прошлогодними значениями, рассказал «Интерфаксу» генеральный директор компании Сергей Полгородник.

«Мы в «Техснабэкспорте» видим в этом свидетельство перехода рынка в более сбалансированное состояние, в основе которого — снижение мировой добычи урана и ускоренное, в этой связи, потребление сырья из вторичных источников. Таким образом, «навес» избыточного предложения продолжает сокращаться, что создает предпосылки для роста котировок. Дополнительным драйвером, определившим динамику этого роста, стал интерес инвестиционного сообщества к атомной энергетике — в свете растущего признания ее роли в процессах декарбонизации, выразившегося в закупках урана инвестфондами», — отмечает он.

«За год мы уже успели подписать 31 новый коммерческий контракт на общую стоимость более $1,5 млрд с заказчиками из 7 стран, — говорит Полгородник. — Ожидаем продолжения позитивных тенденций, наметившихся в текущем году, — поскольку они являются проявлением фундаментальной траектории развития отрасли».

Источник

Комментарии запрещены.